Злой циничный поросенок
Темнота

В этом помещении не было окон. Была одна дверь, которая плотно закрывалась, так, чтобы никакой коварный сквозняк не нарушил в ней микроклимат. Вентиляция работала абсолютно бесшумно. Соседние комнаты давно пустовали и были так же изолированы от всего остального мира. Мебели здесь тоже не было, только тонны какой-то непонятной аппаратуры и связки проводов на полу, которые вели из ниоткуда в никуда. Он погасил свет и наступила абсолютная глухая тьма. Сколько бы ты ни таращил глаза и сколько бы раз в секунду ни моргал, глаза к этой темноте не привыкали и не могли даже выхватить белые лампы под потолком или блеск в глазах того, кто рядом. А рядом ли? Тишина поглотила даже звук нашего дыхания. Мне стало страшно. Я наугад протянула руку нащупала пустоту. Позвала. Тишина. Сделала шаг и запнулась о какой-то кабель. Мной овладевало отчаяние. И вдруг он взял меня за руку. И я почувствовала его пульс. Услышала, как капает вода в соседней комнате. Увидела тонкие лучики света, которые пробивались над потолком из вентиляции. Почувствовала холодный воздух. А он притянул меня к себе и обнял. И я снова перестала видеть и слышать, всё заглушило чувство. Что я его люблю. И что эти объятия—самое важное во Вселенной. Среди этой аппаратуры, проводов и темноты.

Я проснулась в нашей спальне. Дети уже проснулись и тихонько играли в гостиной. А я смотрела, как он спит и улыбалась. Он заворочался, перекатился ко мне поближе и взял меня за руку. И я вообще-то собиралась на почту, но прижалась к нему, ведь всё ещё не было ничего важнее.

Спасибо

Есть один человек, который никогда не был моим другом, возлюбленным или кем-то ещё. Но благодаря ему я сейчас имею всё, за что благодарю судьбу. Хотя, на самом деле, нужно благодарить его. Чем я и занимаюсь каждый год в этот день. Потому что подарки небес нужно ценить, а то всё по пизде пойдёт.

Знает ли этот человек, как много он для меня сделал? Вряд ли. Говорила ли я ему когда-то об этом? Не помню. Наверное, нет. Вряд ли разговор бы когда-нибудь забрёл в подобное русло с ним. С ним мы ели бургеры, смеялись над страшными телками и я постоянно проигрывала ему в гонки. Ну, как проигрывала. Врезалась в забор на старте, а он побеждал. И в наказание подбрасывал меня до потолка, потому что знал, что я безумно боюсь высоты.

С ним очень легко. Он точно знает, где грань между добром и злом и постоянно прыгает через неё, чтобы не заскучать. У него очень много приятелей и знакомых, все его любят и мечтают с ним дружить, и он не против сжечь любой кабак, но знает, что такое настоящая дружба, и до сердца допускает только нескольких людей.

 Не могу сказать, что вот и мне посчастливилось узнать его настоящего, но я точно прошла далеко.

 У меня весьма дурацкий склад характера, я вечно плыву по течению, а когда мне становится плохо, я закрываюсь ото всех и начинаю сжирать себя изнутри. Обычно этот период сам собой проходит. Но не в тот раз. Я, что называется, заблудилась в бесконечном лабиринте дней и медленно сдыхала. Ничего не помогало, будущее виделось плотной серой ватой, да и вообще не хотелось, чтобы оно было у меня, это будущее сраное. Ну, вот в этот момент он и возник, когда казалось, что ничего нельзя изменить. Пришёл и изменил. Изменил меня. Настолько сильно, насколько это вообще возможно.

Я не знаю, как.

Однажды шёл дождь, мы сидели дома и его мама пекла нам пироги. Тогда я подумала, что кому-то достанется идеальная свекровь. И что когда-нибудь и у меня такая может случиться. Тогда я перестала бояться взрослеть.

Однажды он сказал, что я красивая. Не потому что хотел ко мне подкатить и не потому что он моя бабушка, а просто так. Так я начала носить платья.

Однажды я вздохнула, что никогда не была на музыкальном фестивале, но когда-нибудь обязательно поеду. Он удивился, почему я вообще делаю из этого такое событие, и прислал мне электронные билеты на послезавтра. И я вдруг собралась и поехала. Так я перестала бояться спонтанных решений.

Однажды он набил полную хуйню и мы смеялись над ним неделю. И я вдруг поняла, что даже неисправимые ошибки могут стать счастливым моментом.

Однажды он проснулся и спросил “а что на завтрак?”. И мне впервые стало стыдно, что я совсем не умею готовить.

Однажды я ждала его после работы есть пиццу, а он залип с какими-то очередными друзьями. Я прождала его несколько часов, вечер был испорчен, а он ещё приехал и сказал, что не голоден. За такое я раньше была готова убить. А тут вдруг поняла, что это так здорово, что он приехал, ведь он мог быть где угодно, весь город его ждал, но он решил играть в гоночки со мной. Пусть и без пиццы. но со мной.

Однажды я посмотрела на него и поняла, что можно работать круглыми сутками и быть от этого счастливым. Телефон разрывался от звонков, он постоянно отвлекался от нашей игры, а я вдруг ему позавидовала. Потому что он профессионал, уверенный, востребованный, необходимый и счастливый. Я стараюсь отдаваться всем делам так же, как он. В этом ведь и оказался смысл.

Однажды я купила ему мороженое. А он купил мне два. Так примерно и работают отношения с настоящим мужчиной. Ты его радуешь, а он удваивает твоё счастье. С плохими поступками так же.

Он научил меня доверять, доверяться и как быть опорой, а не склочной бабой. И ещё куче вещей. Он просто коснулся меня, проходя мимо, и изменил всю меня. Спас меня, показал, как быть счастливой. И как опасно быть глупенькой. И что всё в наших руках.

Я постоянно забываю все его уроки и становлюсь той, что раньше. Грущу, закрываюсь, обижаю близких людей. Но каждый год именно в этот день вспоминаю, что у нас есть всё, чтобы быть счастливыми. Давайте будем.

И в голове это пим-пим пиу-пиу пим пим. назойливое.

За что люблю тебя—за то, что горы свернула.
И ненавижу, что свернулась и подле уснула.
И если бы я с тобой рядом тонула,
То ни одна сила бы меня не вынула.
За что люблю тебя—за то, что я не сутула,
И ненавижу, что не отлипаю от стула:
И если бы меня какая-то сука пнула,
Я б улыбнулась и ей бы не сунула.
За что люблю тебя—за то, что ты чуткий и четкий,
За то, что не зассал и купил как-то колготки,
Ты угадал с размером—и мне не жало пилотку,
С счастливым лицом была я на всех трёхстах фотках.
За что люблю тебя—я, если честно, не знаю,
За то, что ни за что ты не назовешь меня заей,
За то, что уж если и буду я злая,
Ты мне улыбнешься—я злиться раздумала.

Хорошие боятся напортачить,

Плохие же на это всё забили.

Плохим ребяткам можно даже двачить,

Хороших на шашлык не отпустили.

Плохим плевать на чувства и запреты,

Хорошие боятся оступаться,

И обижать, и говорить про ЭТО.

Плохим при свете можно поебаться.

Хорошие страдают, если лгут вдруг,

Плохим же только это помогает,

Они, хоть будь ты близкий друг,

По кругу без зазрения пускают.

Хорошие же будут сдувать пыль,

Беречь, песок мести и всё прощать.

И обратятся очень быстро в быль,

Ведь позволяют ноги вытирать

Мы с тобою едим мороженое,

на часах утра четыре.

Пёс сидит дома брошенный,

возможно, нагадил в квартире.

Нас это с тобой не волнует,

твои губы меня ласкают,

нам плевать, что потом будет,

нас долго не отпускает.

Письмо очень целеустремлённого юноши. Мудак он или молодец?

Здравствуй, кроха. Я уже довольно неплохо тебя знаю и знаю, как ты любишь переживать по пустякам. Ты всё время сомневаешься в том, что я тебя люблю, тогда, когда я из кожи вон лезу, чтобы ты была счастлива. Скоро всё станет ещё хуже. У меня начнутся постоянные командировки в Германию, плюс мне предлагают Сашино место, а это значит, что на меня свалится куда большая ответственность. Я уже не успеваю ходить на репы и проёбываю концерты друзей, я не видел родителей уже пару месяцев да и на твой день рождения я не попаду, потому что, к сожалению, я уже совсем не хозяин своего времени. Я знаю, что ты думаешь, что если человек любит, у него нет такого определения как «нет времени». Но я уже не успеваю даже просто приехать к тебе поспать. Я уже неоднократно вписывался на каких-то уёбищных вакханалиях, потому что так мне не нужно было бы тратить 30 минут на путь до работы, потом весь день выглядел, как бичара, и слушал твои насмешки про вытянутые джинсы. Я не успеваю сходить с тобой не то что в ресторан, а даже перехватить тарталетку в Прайм Стар: дожёвываю её уже по пути на следующую деловую встречу. Тебя уже, наверное, тошнит от моих друзей, потому что мне приходится вас совмещать, чтобы не сойти с ума без вас и всё успеть. Да, они по-моему тебя больше любят, чем меня. Хаха. В общем, пока мне с грехом пополам удавалось как-то быть с тобой рядом. Скоро об этом можно даже не мечтать. Я знаю, ты занервничаешь, начнёшь ебать мне мозги и смотреть щенячьим взяглядом, не будешь верить в мои «всё в порядке», поэтому сейчас я пишу тебе это письмо. Мне нужен год, чтобы всё утряслось. Нужен год, чтобы оплатить оставшуюся часть за квартиру, сделать ремонт и обставить её, чтобы сменить тачку, чтобы войти в режим с новым назначением, чтобы ничего не арендовать, чтобы утрясти вопрос с Европой. Наверное, мне понадобится лет пять, на самом-то деле, но ближайший год точно будет ужасно тяжелым. И мне нужно время. И я не смогу уделять его тебе. То есть я, конечно, бы смог держать тебя на крючке, чтобы ты сидела дома в выходные, по праздникам максимум попивая с подружками чай, постоянно писала бы смс мне и в твиттер, какой я мудак. Я бы мог откупаться от тебя подарками и не брать трубку, потому что ты, увы, вторая линия. Но я думаю, правильней сделать перерыв на год. Пусть останется всё, как есть, на этом этапе, но отпусти меня на год. Если ты найдёшь за этот год кого-то другого, я пойму. Но я надеюсь, что через год мне уже не будет стыдно за свои достижения, что я разгребу этот вал, что у нас начнётся всё по-настоящему. Я тебя не бросаю. Мне просто нужен перерыв. Я люблю тебя. И хочу чтобы у нас и наших детей было классное будущее.

Сказка про Осла.

fuckingmorning:

ну вы поняли